ЦАИЭИ

Оценка современного состояния Каспийского моря и анализ среды обитания Каспийского тюленя

  1. Central Asian Institute for Ecological Research LLP, Almaty, Kazakhstan
  2. Independent Center for investigation and Appraisal in organic Chemistry, Cuers, France

Резюме. Настоящая статья посвящена определению тяжелых металлов и вредных органических соединений в морской воде — среде обитания каспийского тюленя. В группу наиболее распространенных тяжелых металлов, по мнению многих авторов, входят марганец, никель, цинк, железо, кадмий, свинец, медь и их соли, характеризующиеся длительным сохранением и накоплением в воде, донных отложениях и гидробионтах.

Исследования проводились в период с 7 по 12 февраля 2017 г. по маршруту от месторождения Каламкас через острова Кулалы до поселка Баутино. Отобраны 10 проб воды на глубине 10-20 см ниже морского льда и уровня поверхности, каждая выборка проводилась в 2 повторах: одна для казахстанской лаборатории в Алматы и одна для французской независимой лаборатории.

Пробы воды проанализированы на содержание 13 тяжелых металлов, таких как — Co, Cu, Ti, Bi, Ag, V, Al, Be, Sb, Sn, Fe, Cr, Mo. Установлено, что во всех пробах воды содержание ванадия превышает уровень ПДК в 1,5 -7,4 раза, бериллия — в 140-445 раза, сурьмы в 13,2-17,2 раза. Максимальные концентрации содержания V и Be обнаружены в пробах воды, отобранных в точках отбора № 1 и 2, Sb – в точках № 1,6,7,8. Кобальт, медь, железо и хром в представленных пробах не обнаружены. Содержание остальных металлов (Ti, Bi, Ag, Al, Sn, Mo) было значительно ниже допустимых уровней или находятся ниже пределов обнаружения методики.

Установлено, что все образцы морской воды загрязнены несколькими органическими химическими загрязнителями, в различной степени и из разных источников.

Данные по аккумуляции углеводородов нефтяного ряда и тяжелых металлов в среде обитания каспийских тюленей характеризуют токсикологическую ситуацию в исследуемом регионе.

Ключевые слова: Каспийское море, проба воды, тяжелые металлы, органические загрязнители, химический анализ.

Введение

Настоящая работа посвящена определению тяжелых металлов и вредных органических соединений в морской воде — среде обитания каспийского тюленя.

Проблема нефтяного загрязнения Каспия приобрела особую остроту и злободневность в связи с предстоящим крупномасштабным освоением углеводородных ресурсов шельфа моря.

По результатам исследований в 2003-2005 и 2008-2010 гг. в морской воде концентрация тяжелых металлов (медь, цинк, никель и др.) превышает нормативные пределы. Максимальные значения зарегистрированы в основном в юго-восточной мелководной акватории, зоне Кулалинского порога, а также в районе, находящемся под влиянием стока Волги и Урала [1-3].

Как следует из результатов исследований, юго-восточная мелководная зона Северного Каспия с замедленным водообменом, подверженная достаточно интенсивному загрязнению объектами по разработке и разведке нефтегазовых месторождений, как Тенгиз, Каламкас, Каражанбас и др., является местом накопления токсичных соединений. Концентрирование различных загрязнений (нефтепродуктов, металлов) в зоне Кулалинского порога, находящегося в этой акватории моря, связано с особенностями района, где, по утверждению некоторых исследователей, происходит седиментация и депонирование токсичного взвешенного материала в условиях конвергенции водных потоков восточной и западной частей Северного Каспия [1-8]. В условиях изменения температурного режима, окислительно-восстановительной обстановки в данной зоне происходит рециркуляция токсикантов, т.е. вторичное загрязнение водной среды. Именно в пределах данной акватории моря часто в последние 10-15 лет регистрируется массовая гибель тюленей и осетровых рыб [9-12].

В группу наиболее приоритетных загрязняющих веществ, присутствующих в водах Каспийского моря, наряду с углеводородами различного генезиса, полихлорированными бифенилами, входят тяжелые металлы (ТМ) – продукты, как естественного происхождения, так и привнесенные в виде компонентов промышленных отходов с речным стоком, а также сопутствующие нефтедобыче.

На сегодняшний момент накоплено огромное количество работ (Мур, Рамамурти, 1987; Захарова, 2003; Хрипунов, Катунин, Азаренко, 2010; Чуйко, Абдусамадов, 2013), посвященных проблеме загрязнения водных объектов тяжелыми металлами. В группу наиболее распространенных тяжелых металлов, по мнению многих авторов, входят марганец, никель, цинк, железо, кадмий, свинец, медь и их соли, характеризующиеся длительным сохранением и накоплением в воде, донных отложениях и гидробионтах.

Цель работы состоит в определении металлов и вредных органических веществ в воде казахстанской части Северного Каспия.

Климатические условия

Направление и скорость ветра. По данным многолетних наблюдений в северо-восточной части казахстанского сектора Каспийского моря преобладающим (в среднем за год) является восточное направление ветра. Зимой преобладают восточные и юго-восточные ветры. Наиболее вероятны сильные ветры в марте-апреле, наименее – в июле-августе. Наибольшие зарегистрированные (абсолютный максимум) скорости ветра составляют: на ближайшей к месторождению метеостанции о.Кулалы — 45 м/с, в районе Форта Шевченко – 40 м/с, в районе о. Пешной – 28 м/с.

Температура и влажность воздуха. В прибрежной области годовой размах температур может доходить до 67-70º С. Максимальная среднесуточная изменчивость +12-14º С. Суточный максимум температур воздуха достигает +39º С для о. Кулалы и+ 42º С для Форт-Шевченко; суточный минимум составляет — 28º С для о. Кулалы и -25º С для Форт-Шевченко.

Атмосферные осадки. Среднегодовая сумма осадков, наблюдающихся на побережье: о. Пешной – 165 мм, Форт-Шевченко – 132 мм. По мере удаления от побережья в сторону открытого моря количество осадков становится меньше (о.Кулалы – 126 мм). В годовом количестве осадков преобладают осадки в жидкой форме. Твердые осадки – снег, крупа, снежные зерна – наблюдаются на восточном побережье Северного Каспия с октября-ноября по март-апрель. Средняя высота снежного покрова не превышает 10-20 см [17].

Материалы и методы исследований

Образцы морской воды отбирали во время осуществления экспедиционного выезда в период 7-12 февраля 2017 г. по обследование северной части Каспийского моря на ледоколе «Мангыстау-1» по маршруту от месторождения Каламкас через острова Кулалы (Тюленьи острова) до поселка Баутино (Рисунок 1). Работа выполнена «Центрально-Азиатский институт экологических исследований» (г. Алматы, Казахстан) совместно с Независимым Центром по исследованию и оценке в области органической химии (Independent Center for investigation and Appraisal in organic Chemistry, Cuers, France).

Пробы воды были отобраны в период с 10 по 12 февраля на 10-20 см ниже морского льда и уровня поверхности, всего — 10 проб воды.

Пробы воды разливали в 1 л специальные бутыли для хранения. Отбор проб воды, требования по используемым емкостям, объему, способам консервации и времени хранения соответствовали стандарту ИСО 5667-3:2003. После отбора пробы воды помещались в холодильную камеру (+4ºС) для поддержания постоянной температуры. Все пробы воды транспортировались самолетом в лабораторий г. Алматы (Казахстан) и г. Cuers (Франция) (Рисунок 2).

В таблице 1 приведены координаты точек отбора проб воды.

№ точек отбораКоординаты
№ 145 ° 56N51 ° 16E
№ 245 ° 56N51 ° 16E
№ 345 ° 56N51 ° 16E
№ 445 ° 49,25’N51 ° 05,89’E
№ 545 ° 44.33N50 ° 44.208E
№ 645 ° 36N50 ° 24E
№ 745 ° 31.08N50 ° 09.86E
№ 845 ° 24,78N49 ° 56.75E
№ 945 ° 14.6N49 ° 53.81E
№ 1044 ° 39.569N50 ° 12.602E
Координаты точек отбора проб воды

Анализы образцов проб воды на содержание металлов проводились в лаборатории экологического мониторинга ТОО «Центрально-Азиатский институт экологических исследований» в г. Алматы, а на содержание биогенных элементов и органических соединений в лаборатории «Independent Center for investigation and Appraisal in organic Chemistry», Cuers, France.

В ходе работ выполнялись требования признанных международных стандартов качества в части выбора контейнеров для хранения и транспортировки отобранных проб, условий консервации, маркировки, хранения и передачи.

Анализ образцов морской воды (определяли на содержание 13 металлов: Co, Cu, Ti, Bi, Ag, V, Al, Be, Sb, Sn, Fe, Cr, Mo) проводился методом пламенной и электротермической атомизаций на атомно-абсорбционной спектрофотометре Duo55 B/240Z/UltrAASystem. Предварительная пробаподготовка проводилась по методике для определения тяжелых металлов в природных водах. Дозировка подготовленной пробы составляла 20 мкл.

Метод скрининга

Независимый следственный подход, совершенно отличный от регулирующего контроля так называемый систематический метод скрининга, реализованный центром Analytika, представляет собой современную технику для определения полного списка химических молекул, присутствующих в образце. Этот метод сильно отличается от нормативного контроля, применяемого аккредитованными лабораториями. В самом деле, Контроль, проводимый этими лабораториями, требует от них знать до дозирования точную идентификацию молекул, которые они ищут. Это называется «Целевой контроль» или «целевое дозирование».

О целевых регулирующих контролях

Анализ сложных смесей в образцах окружающей среды является чрезвычайно сложной задачей. Поскольку матрицы выборки В большинстве случаев сложные, традиционно ультра-следовые Аналитические методы были специально разработаны для Определенного типа образца и группы веществ. Этот традиционный целевой подход обеспечивает хорошую чувствительность и надежную идентификацию, и количественную оценку целевых соединений и успешно используется в течение нескольких десятилетий. Однако этот традиционный подход Существенный недостаток, поскольку он всегда будет пропускать все Соединений, которые не были выбраны в начале анализа. Все неизвестные или другие нецелевые вещества даже в высоких концентрациях или с тяжелой токсичностью Потенциал, может быть пропущен с помощью этого целевого метода. Целевые регулятивные меры контроля ограничиваются загрязняющими веществами, предварительно определенными действующими нормами. Эта упрощенная процедура достаточна для удовлетворения потребностей промышленности и администрации, ответственной за мониторинг Нормативное соответствие промышленных выбросов. Этот тип контроля остается неэффективным для загрязнителей, присутствие которых не ожидается, еще не отрегулировано, случайным или незаконным. Неэффективно предвидеть Воздействие на здоровье поли-воздействия канцерогенных, мутагенных или репротоксичных веществ.

Нецелевой метод скрининга ГХ-МС: мощный инструмент для выбора экологических загрязнителей

Систематические нецелевые инструменты для анализа Analytika показывают химическую идентичность и содержание органических Молекулы и / или неорганические элементы в нашем образце. Применяя либо газовые, либо жидкостные хроматографические методы, прежде чем вводить анализ (представляющие интерес соединения) в масс-спектрометр (GC-MS или LC-MS), ученые добиваются разделения масс-спектров Сигналы, облегчающие MS-информацию понимать и оценивать. Все образцы были подготовлены в двух экземплярах и проанализированы различными современными технологиями для нецелевого скринингового анализа. Исходные данные инструментального анализа обрабатывались недавно разработанными и очень продвинутыми программными инструментами, специально предназначенными для фильтрации, как большинство насколько это возможно, соответствующей информации.

Рисунок 1. Маршрут ледокола в период с 7 по 12 февраля 2017 года
Рисунок 2. -Отбор проб воды

Результаты и обсуждения

В результате проведенного химического анализа ни в одной пробе воды не обнаружено кобальт, медь, железо и хром.

Во всех пробах воды установлено высокое содержание концентрации тяжелых металлов, таких как ванадий от 0,255 мг/дм3 до 0,741 мг/дм3 (до 1,5-7,41 ПДК), бериллийот 0,028 мг/дм3 до 0,089 мг/дм3 (до 140-445 ПДК) и сурьма от 0,62 мг/дм3 до 0,86 мг/дм3 (до 13,2-17,2 ПДК). Максимальные концентрации содержания V и Be обнаружены в пробах воды, отобранные в точках № 1 и 2, Sb – в точках № 1,6,7,8.

Содержание остальных металлов (Ti, Bi, Ag, Al. Sn. Mo) было значительно ниже допустимых уровней или нижних пределов измерений.

Величина рН морской воды находилась в пределах 7.9-8,1, что соответствует щелочной среде (таблица 2).

Установлено, что комплексный индекс загрязнённости воды (КИЗВ) в исследуемой акватории с глубинами 6-7 м, характеризуется как «нормативно-чистая» (Информационный бюллетень о состоянии окружающей среды казахстанской части Каспийского моря. Выпуск 1 (50) 1 кв.2017 г. РГП «Казгидромет»).

Результаты химического анализа морской воды на содержание тяжелых металлов представлены в таблице 2


Результаты химического анализа морской воды на содержание тяжелых металлов

Ниже приводятся данные по отдельным элементам, содержание которых превышают ПДК и их влиянию на живые организмы.

Ванадий — его соединения широко распространены в природе. В Каспий он может попасть при добыче нефти, при сжигании углеводородного топлива. В воде ванадий образует устойчивые анионные комплексы (V4O12)4- и (V10O26)6-. В миграции ванадия существенна роль его растворенных комплексных соединений с органическими веществами, особенно с гумусовыми кислотами. Концентрация ванадия в природных водах ничтожна — сотые и тыс. доли мг/л. В таких количествах ванадий не оказывает сколь-нибудь значительного влияния на качество воды. Очевидно, этот факт и является причиной того, что ни ВОЗ, ни USEPA, ни ЕС содержание ванадия в воде не нормируют.

Наибольшему воздействию при вдыхании содержащей ванадий пыли подвержены легкие, бронхи, глаза.

Бериллий — это металл, который при попадании в воду разлагается. Высокотоксичный элемент. Он может присутствовать в почвенном горизонте и, как результат, может содержаться в воде, полученной из почвенных скважин. У бериллия нет вкуса, цвета или запаха, таким образом, единственный способ его определения – это проведение анализа в лаборатории. Бериллий был добавлен в Список загрязнителей Агентства по охране окружающей среды США (USEPA) в 1994 году согласно закону «О безопасной питьевой воде» Safe Drinking Water Act (SDWA), поэтому информация о его присутствии и эффектах ограничена

Бериллий имеет свойство образовывать соединения с другими элементами. Эти вещества вызывают повреждения костей и легких. У лабораторных животных, таких как крысы и мыши, при длительном влиянии соединения бериллия вызывали рак. Если же говорить о человеческом организме, то есть очень мало доказательств, что бериллий, находящийся в питьевой воде, увеличивает риск заболевания раком [18, 19].

Сурьма — металл серебристо-белого цвета с синеватым оттенком, токсична. Относится к микроэлементам. Её содержание в организме человека составляет 10−6 % по массе. Постоянно присутствует в живых организмах, физиологическая и биохимическая роль не выяснена. Сурьма проявляет раздражающее и кумулятивное действие. Накапливается в щитовидной железе, угнетает её функцию и вызывает эндемический зоб. Сурьма и ее соединения ядовиты. Отравления возможны при выплавке концентрата сурьмяных руд и в производстве сплавов сурьмы. При острых отравлениях — раздражение слизистых оболочек верхних дыхательных путей, глаз, а также кожи. Могут развиться дерматит, конъюнктивит и т. д. Пыль и пары сурьмы вызывают носовые кровотечения, сурьмяную «литейную лихорадку», пневмосклероз, поражают кожу, нарушают половые функции. Порог восприятия привкуса в воде — 0,5 мг/л. Смертельная доза для взрослого человека — 100 мг, для детей — 49 мг. Для аэрозолей сурьмы ПДК в воздухе рабочей зоны 0,5 мг/м³, в атмосферном воздухе 0,01 мг/м³. ПДК в почве 4,5 мг/кг. В питьевой воде сурьма относится ко 2 классу опасности, имеет ПДК 0,005 мг/л, установленное по санитарно-токсикологическому лимитирующему признаку вредности. В природных водах норматив содержания составляет 0,05 мг/дм3.

В природных водах соединения сурьмы находятся в растворенном и взвешенном состоянии. В окислительно-восстановительных условиях, характерных для поверхностных вод, возможно существование как трехвалентной, так и пятивалентной сурьмы [18, 19].

Различные элементы выявляют свои пиковые значения в различных тканях каспийских рыб и тюленей: металлы больше концентрируется в печени, в образцах икры, и в мышечной ткани.

Тяжелые металлы поглощаются фитопланктоном, а затем передаются по пищевой цепи более высокоорганизованным организмам. Из-за нарушения экологического равновесия в водоемах создается серьезная угроза значительного ухудшения экологической обстановки в целом.

Результаты химического анализа на содержание органических соединений представлены в таблице 3 и рисунке 3.

Место отбора пробКоличество загрязняющих веществКонцентрация, нг/л
WS1 область размножения тюленей19 загрязняющих веществ19 900
WS2 область размножения тюленей14 загрязняющих веществ37 821
WS3 область размножения тюленей31 загрязняющих веществ510 211
WS4 область размножения тюленей22 загрязняющих вещества66 266
WS5 область размножения тюленей7 загрязняющих веществ9 481
WS6 область размножения тюленей18 загрязняющих веществ58 772
WS7 область размножения тюленей23 загрязняющих вещества92 199
WS8 область размножения тюленей20 загрязняющих веществ66 273
WS9 область размножения тюленей13 загрязняющих веществ30 024
WS10 область размножения тюленей17 загрязняющих веществ68 919
Результаты химического анализа морской воды

Обнаруженные загрязнители:

2,4-dimethyl-1-heptene; trans-salvene cas; alpha.- pipene cas; heptane, 2,2,4,6,6-pentamethyl — cas; undecane, 4,6-dimethy l- cas; nonane, 2,6-dimethyl — cas; nonane, 2,2,4,4,6,8,8-heptamethyl — cas; c3-benzene cas; hexadecane, 2,6,10,14-tetramethyl — cas; c3-benzene cas; decane, 2,5,6-trimethyl — cas; decane, 2,6,7-trimethyl — cas; 6-dodecene, (e) — cas; 1-decene, 4-methyl — cas; dodecane cas; 2,6-dimethyldecane cas; 1-decene, 3,4-dimethyl — cas; dodecane cas; benzyl acetate cas; 2,6-dimethylbenzaldehyde cas; cyclooctane, methyl — cas; hexadecane, 7,9-dimethyl — cas; pentadecane, 5-methyl — cas; octadecane, 6-methyl — cas; tetradecane cas; phenol, 2,5-bis (1,1-dimethylethyl) — cas; hexadecane cas; diethyl phtalate cas; aucune similitude spectrale, 1-hexadecanol, 2-methyl — cas; 1,2-benzenedicarboxylic acid, monobutyl ester cas; 2-hexyl-1-decanol cas; 1,2-benzenedicarboxylic acid, dipropyl ester cas.

Установлено, что образцы морской воды загрязнены несколькими органическими химическими загрязнителями в разной степени и от разных источников:

  1. Обнаружены остатки алифатических углеводородов и выявлено, что дизельное топливо является основным источником загрязнения.
  2. Еще одним основным источником загрязнения являются промышленные объекты. Обнаруженные другие органические химические загрязнители (и идентифицированы, за исключением одного основного компонента) свидетельствует о загрязнение воды от промышленного химического процесса.
  3. Обнаружены остатки ароматических углеводородов – это свидетельство того, что там ведутся работы, связанные с нефтедобычей.

Выводы

Проведенные химические анализы проб воды, свидетельствуют о загрязнении проб воды на отобранных участках в Каспийском море, что негативно влияет не только на состояние здоровье Каспийских тюленей, но и других обитателей Каспийского моря.

С учетом проведенных работ необходимо ежеквартальное проведение лабораторных исследований объектов окружающей среды и биоты, с целью определения степени загрязнения.

В целях улучшения среды обитания и сохранения биоразнообразия морских животных рекомендуется:

  1. наладить систематические биоэкологические исследования по всей акватории казахстанского сектора моря для создания собственной базы данных и оперативного решения вопросов охраны водных экосистем моря и использования его биоресурсов;
  2. установить строгий аналитический контроль за притоком загрязняющих веществ по трансграничным рекам Урал и Кигаш;
  3. компетентным органам всех прикаспийских стран принять необходимые меры по ликвидации загрязнения моря от затопленных нефтяных скважин, производственными и бытовыми стоками нефтедобывающих объектов и от разлива нефти буровых растворов со стороны морских установок и платформ.

Таким образом, данные по аккумуляции углеводородов нефтяного ряда и тяжелых металлов в среде обитания каспийских тюленей характеризуют токсикологическую ситуацию в исследуемом регионе.

Благодарность

Благодарим всех участников экспедиции и команду судна «Мангыстау-1». Научных сотрудников лаборатории Central Asian Institute for Ecological Research LLP (Almaty, Kazakhstan) и Independent Center for investigation and Appraisal in organic Chemistry (Cuers, France).

Литература

1. Егоров С. Н., Рылина О. Н. и др. Эколого-токсикологическая характеристика низовий р. Волги и Каспийского моря // Рыбохозяйственные исследования на Каспии (результаты НИР за 2005 г.) — Астрахань, 2006. — С. 44-65.

2. Катунин Д. Н., Рылина О. Н. Распределение некоторых поллютантов в водной среде Каспийского моря и уровни их накопления в гидробионтах // Матер. Междунар. конф. «Современное состояние и пути совершенствования научных исследований в Каспийском бассейне». — Астрахань, 2006. — С. 55-58.

3. Осипова Л.А., Каргин С.А., Ильзова Ф.Ш., Веремеенко О.В. Загрязнение вод Волго-Каспийского бассейна солями тяжелых металлов // Вестник АГТУ. 2008. — № 3 (44). – с.126-131.

4. Амиргалиев Н. А. Уровень загрязнения тяжелыми металлами казахстанской акватории Каспийского моря // Современное состояние биоресурсов внутренних водоемов. — М.: Акварос, 2011. — Т. 1. — С. 16-21.

5. Tolosa I., Mora S., Sheikholeslami M.R, Villeneuve J., Bartocci J. Cattini C. 2004. Aliphatic and Aromatic Hydrocarbons in coastal Caspian Sea sediments // Mar. Pollut. Bull. vol. 48, pp. 44–60. DOI:10.1016/S0025-326X(03)00255-8.

6. Исбеков К.Б., Амиргалиев Н.А. Современные экологические проблемы и состояние биоресурсов казахстанской части Каспийского моря. Рыбное хозяйство // Новости науки Казахстана. 2012. № 1-2. — с.106-113.

7. Островская Е.В., Асаева К.И., Коршенко А.Н., Самсонов Д.П., Колесникова Н.И., Кочетков А.Т., Пантюхина А.Г. Загрязнение донных отложений северо-западной части Каспийского моря углеводородами и стойкими органическими загрязнителями // Юг России: экология, развитие. 2014, — № 4. — с. 129-131.

8. Немировская И.А. Нефть в океане (загрязнение и природные потоки). М.: Научный мир, 2013. – 432 с.

9. Susan C. Wilson, Tariel M. Eybatov, Masao Amano, Paul D. Jepson, Simon J. Goodman. The Role of Canine Distemper Virus and Persistent Organic Pollutants in Mortality Patterns of Caspian Seals (Pusa caspica). PLOS ONE 9(7):| e99265, 2014.

10. Härkönen T., Harding K., Wilson S., Baimukanov M., Dmitrieva L., Svensson C.J., Goodman S.J. Collapse of a marine mammal species driven by human impacts. PLoS ONE 7 (9): e43130, 2012. http://dx.doi.org/10.1371/journal.pone.0043130.

11. Dmitrieva L., Härkönen T., Baimukanov M., Bignert A., Jüssi I., Jüssi M., Kasimbekov Y., Verevkin M., Vysotskiy V., Wilson S., Goodman S. Inter-year variation in pup production of Caspian seals (Pusa caspica) 2005-2012 determined from aerial surveys. Endangered Species Research, 28(3): 209-223, 2015.

12. Кузнецов В.В. Экологический мониторинг каспийского тюленя в ледовый период на акватории северной части каспийского моря // Морские млекопитающие Голарктики. Сборник научных трудов. Т.1. Москва, 2015.С. 256-262.

13. Мур Дж. В., Рамамурти С.М. Тяжелые металлы в природных водах. Контроль и оценка влияния. М.: Мир, 1987. 288 с.

14. Захарова Н.А. Уровень накопления и влияние ряда токсикантов на состояние популяции каспийского тюленя // Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук, специальность 03.00.32 – биологические ресурсы. Астрахань: ФГУП «КаспНИРХ», 2003. – 126 с.

15. Хрипунов И.А., Катунин Д.Н., Азаренко А.В. Многолетние изменения гранулометрического состава и пространственного распределения донных отложений Северного Каспия. Водные ресурсы. 2010. 37(6). с. 709–716.

16. Чуйко Е.В., Абдусамадов А.С. Особенности миграции тяжелых металлов в экосистеме Северного Каспия // Юг России: экология, развитие. География и геоэкология. 2013, — № 3. — с. 110-116.

17. Информационный бюллетень о состоянии окружающей среды казахстанской части Каспийского моря. Выпуск 1 (50) 1 кв.2017 г. РГП «Казгидромет».

18. Сборник санитарно-гигиенических нормативов и методов контроля вредных веществ в объектах окружающей среды. — М.,1991.

19. СанПиН. «Санитарно-эпидемиологические требования к водоисточникам, местам водозабора для хозяйственно-питьевых целей, хозяйственно-питьевому водоснабжению и местам культурно-бытового водопользования и безопасности водных объектов». Приказ Министра национальной экономики Республики Казахстан от 16 марта 2015 года № 209.

Оставить комментарий